Забавные истории


В этой рубрике описываются забавные истории, имевшие место в практике Князькина И.В. и остального персонала клиники.

Князькин И.В.(главный врач):

Помню, как-то, в году этак 1992-м пришел ко мне на приём (а я тогда принимал пациентов в частном кабинете в поликлинике 105 в Красносельском районе) молодой дъячок из Гатчины. Такой, знаете ли, с бородкою из нежных светленьких и весьма реденьких волосиков. Он, видать, хотел попасть на приём к районному хирургу или урологу. Но, то ли опоздал, то ли уже не выдавали талончиков в регистратуре на приём. Одним словом, если бы не одна сердобольная старушка-уборщица, делавшая вид, что моет пол в холле поликлиники, он бы так ко мне и не попал. Та его послала на третий этаж в конец коридора, так как в такое позднее время никто, «кромя того Князькова, жаль только, что дюже молоденький, больше в здании не работает», предварительно уточнив, что болит у попа низ живота и что попадьи он не имеет.

А я на вечернее время всегда планировал самые сложные, запущенные случаи или долгие процедуры и порой засиживался на работе до самой глубокой ночи.

В тот вечер у меня были тридцатилетние муж и жена, страдающие семейным бесплодием.

Мы с ними, отчаявшись уже совершенно от длительного консервативного лечения, решили провести искусственную инсеминацию спермою её собственного мужа. Женщина была подготовлена, то есть находилась на гинекологическом кресле с приподнятым, как это подобает в подобной процедуре, тазом и настроением. Мы договорились с этой парою, что они будут мне помогать, так как я вынужден был отпустить свою медсестру. Обговорив весь план и последовательность действий, я послал мужчину со скромным количеством сперматозоидов в мужской туалет на этом же этаже и показал на этажерку, что стояла в углу. Мол, там лежат порножурналы и направление-инструкция, которое ему надо прочитать, чтобы правильно собрать сперму в стеклянную банку. Тот мне гордо заявил, что весёлые картинки ему не нужны и, засовывая баночку в карман брюк, сказал: «А вдруг кто увидит!» На что я ответил: «В такой поздний час в поликлинике только бабулька на первом этаже, да и та глухая. Собирайте материал хорошенько и желательно большим объёмом. Для этого не грех хорошенечко промастурбировать, да с протяжечкой, не давая сразу наступить эякуляции, дабы вся простата в конце массивно опорожнилась в вышеупомянутую баночку. Нам ведь для процедуры нужно как можно больше эякулята!» С видом очень опытного, но не очень старого эскулапа я развернулся к трепещущей от грядущего таинства будущей матери и стал готовить инструменты.

Тем временем молодой служитель культа, одетый в чёрный церковный костюм с глухим воротничком, искал доктора, дёргая поочерёдно за ручки кабинетов. Как потом выяснилось, у него сильно болел живот и промежность. Это бывает у аскетичных молодых людей, противящихся естеству и думающих почему-то, что если они перестанут несколько раз в году есть нормальную белковую пищу, употреблять тысячелетиями проверенный напиток из винограда и просто любить и размножаться, то это каким-то волшебным образом изменит мир.

Но это, к моему и его, должно быть сожалению, приводит только к застойным простатитам и таким вот болям в промежности.

Ну, вернёмся в кабинет. Я деловито поднял женщину на пневматическом электрическом кресле до самого верха, чтобы было удобно работать, почти что до уровня собственных глаз то самое, с которым придётся работать.

Время шло, а наш любитель порножурналов не возвращался с заветной баночкой. Я сказал даме, чтобы она ни в коем случае не сползала. Да, в общем-то и слезть ей было невозможно. Уж очень высоко она располагалась с рапростёртыми широко к небу ногами. А сам, не снимая перчаток, в недоумении по поводу длительного отсутствия спермосдатчика, вышел из своего маленького кабинетика, прошёл в конец коридора в туалет, где в одной из кабинок страдает от «родовых мук» будущий отец. Божественная прелюдия к зачатию выглядела так. Из самой дальней кабинки, где было весьма темно, что-то грузно сопело, шумно топталось вокруг грязного унитаза. Периодически носитель мужского генотипа будущего дитя ронял периодические издания эротического толка. Те падали на пол, он их поднимал и пытался пристроить на скользкий и неровный смывной бачок, одной рукой придерживая при этом, видимо, свои брюки. Заслышав чьи-то, то есть мои шаги, он вдруг воспользовался смывным бачком по его прямому назначению. Наверное, застеснялся…

А нежданный пациент в это время достиг заветной цели и открыл врачебную дверь, за которою, как вы понимаете, не только он один искал исцеления….

Изумлению женщины, готовой к чему угодно на гинекологическом кресле, но только не к вечерней службе и исповеди, не было предела. Как будто сам бог послал своего помощника в этот исторический момент. Но так она думала недолго, разглядев у себя промеж ног на небольшом расстоянии замершего с открытым ртом мужика. Испуганная женщина свела ноги вместе, наклонилась в порыве прикрыться, но забыла, что находится высоко, почти под потолком, и грохнулась с кресла на красиво установленный мною инструментальный столик.

В хорошем произведении, здесь было бы написано, что «это, как знак свыше, знамение, предвещавшее нечто сверхестественное. Вот оно – чудо!».

Но чудо постояло, закрыло рот, пошамкало губами и побежало вниз, в регистратуру.

Я тем временем успокаивал в уборной незадачливого порнолюбителя, рассказывая ему как нужно расслабиться, настроиться на эротический лад, что в поликлинике никого нет, что лучше «выйти из тёмной дальней и вонючей кабинки», опустить полностью брюки и трусы, открыть журнал на самом жёстком месте, потом взяться за своё пока ещё мягкое место и постараться с помощью собственных рук и мозгов получить жидкость, которую другие животные, например, рыбы, извлекают, не пользуясь ни тем ни другим инструментом.

Когда я вернулся в кабинет, то застал там стонущую от боли пациентку. Она держалась за правую руку и была очень бледна. Стала сбивчиво рассказывать, как к ней явился священник и она рухнула с кресла на свою руку и, наверное, её сломала или вывихнула. «Ну, и семейка мне досталась!» – не поверил я ей. И побежал по лестнице вниз в регистратуру искать телефоны ночной травматологии. Увидев там возбуждённого человека в чёрном, рассказывавшего старушке о произошедшем наверху, мне стало легче: «Ну, слава богу, значит ни я ни она с ума не сошли!» Я позвонил в «травму», выслушал больного священника, который жаловался на частое и болезненное мочеиспускание, мутную мочу. «Ну, тогда пойдите и сдайте анализ в баночку, раз часто писаете, - говорю, и пока я занимаюсь больной, подождите меня, дойдёт очередь и до вас». Он пошёл снова наверх в тот самый туалет.

А тем временем муж, собравший, наконец-то, сперму, услышал стоны и причитания жены, оставил драгоценную банку на тумбочке рядом с чистыми баночками и поспешил на помощь.

И его изумлению не было предела, когда он вместо счастливой жены застал её не в самое лучшее время.

Поразмыслив, мы решили совместно с супругами, сделать ей инъекцию обезболивающего, выполнить таки эту процедуру, а затем поехать в травмпункт. Уж очень жалко ей было своего исстаравшегося муженька. Только перед этим она попросилась помочиться. Он повёл её в тот самый злосчастный туалет, так как женский находился на другом этаже. И к тому же вспомнил, что оставил баночку в уборной.

Когда же они, обнявшись, придерживая больную руку и друг друга, вошли туда … Впечатлений им, поверьте, хватит на всю оставшуюся.

В углу около тумбочки, широко расставив ноги, прижимая подбородком полу одежды, стоял будущий настоятель какого-нибудь прихода, и яростно «собирал» святую жидкость в одну из баночек, косясь при этом на бесстыжых, но чертовски соблазнительных девиц с цветной картинки. Оказывается, он прочитал оставленный бланк направления с указанием тонкостей сбора спермы, обнаружил там же порножурналы и чистые баночки и понял моё указание сдать анализ по-своему.

Конечно, как вы уже догадались, в тот вечер из медицинских услуг этой незадачливой будущей мамаше сделали только рентген и наложили повязку. А выполнить искусственное оплодотворение не удалось, так как молодой человек, который оказался слушателем духовной семинарии, собрав вместо мочи давно уже застоявшуюся и требовавшую выхода сперму, перепутал свою банку с той, что оставил его предшественник.

История эта закончилась хорошо. Священник вскоре женился и решились все его проблемы с болями в промежности, и доктор Князькин также помог ребятам вскоре получить желанное.

***

Князькин И.В.(главный врач):

Помню, был у меня пациент в начале 90 –х. Бандитское время, начало пользования мобильными телефонами. Кстати, насчёт эпохи мобильных. Я люблю говорить своим больным и коллегам, что наш Центр Простатологии и я начали работать ещё в домобильную эру. Так крепко вошёл в наш быт и в нас самих этот мобильный телефон. Я общаюсь, как отец, с десятилетними подростками. Так они, верите, понятия не имеют, как это было жить без мобильных. Когда я рассказываю дочери, что мы с мамой в 1988 году на 8-е марта стояли, ждали друг друга с разных сторон станции метро «Площадь Восстания», нервничая при этом, и оставались какие-нибудь мгновения до, возможно, рокового принятия мной и ею решений всё бросить и уйти, то подросток говорит мне: «Ха, какие сложности, чё, не могли что-ли позвонить друг другу?» А та история про чуть-чуть не сорвавшуюся встречу, разрешилась очень странно. Около метро раздались громкие крики довольно большой кучки людей с самодельными плакатами «Не трожь Ельцина», которых милиционеры пытались засадить в УАЗики. В один из таких ментовских лимузинов чуть не попал и я, так как поднял часть разорванного плаката в защиту Ельцина и потащил его в урну, я, знаете ли, мусора не люблю. Тут-то мы и увидели с нею друг друга, навсегда. Так и началась демократия в нашей стране.

Да, я ведь хотел рассказать Вам про пациента – бандита – предпринимателя – спортсмена, в общем, весьма разностороннего человека.

Звали его Боря. Прославила его эта история на весь мир. Он сам про неё любил своим браткам рассказывать. Так вот, как-то пришёл он ко мне в очередной раз на плановое обследование. Меня поражало в те времена, когда братва подваливала на чёрных мерседесах, в кашемировых пальто, в клубных зелёных и малиновых пиджаках и усиленно занималась лечением, интересовалась всем, что касается продления жизни, но уже через полчаса шла со стволами на стрелки (то бишь на разборки, то бишь на выяснение отношений), откуда некоторые порой и не возвращались. Решил я пациенту Боре выполнить массаж предстательной железы…. Выполняю я его, стараюсь… Я всегда комментирую при больном все свои мероприятия и в данном случае тоже. «Вот правая доля железы, Боря, вот она левая доля, немного отёчная, болезненная. А вот и самая неприятная и весьма болезненная доля, доля средняя…» А он мне в ответ, стоя в определённой урологической позе: «Ах, ты доля, моя до-оля!»

Недавно с ним встречался, работает теперь народным избранником, возглавляет что надо где надо…

***

Князькин И.В.(главный врач):

Помню, как-то раз внедрили мы у себя в Центре Простатологии новую методику, переняв её у братьев-хирургов. Суть её такова. Какой-нибудь лекарственный препарат, который необходимо достоверно доставить в саму простату, вводится в определённом объёме под кожу в зону межпальцевого промежутка на ногах, в правую и левую стопу поочерёдно ежедневно. Процедура, должен Вам профессионально доложить, весьма действенная. Лекарство по лимфатическим путям поднимается вверх, до простаты и семенных пузырьков и оказывает свой благотворный эффект. Никаким другим образом такой высокой концентрации препарата в этом удивительном органе не добиться. Но в то же время вынужден Вам признаться, что болезненен он, этот способ, до ужаса. Но ребята терпели, ох, как терпели. Молодцы, кстати. Я многих из них сейчас встречаю, у них по прошествии десяти и более лет нет никаких проблем с простатой. Так вот они прозвали эту процедуру «УКОЛ В КЕДЫ», называя кедами свои собственные ступни.

Один раз приезжают ко мне из подмосковья аж пять машин с московскими и подмосковными номерами, выходит из них человек тридцать пять, идут ко мне на третий этаж, блокируют всю поликлинику, проникают массивными тушами в кабинет. «Доктор! Тут на сходне Ваши, питерские п…здели, что после уколов в кеды доктора Князькина им наши игрушки, что детские пистоны, что, якобы после этих уколов ни..уя не страшно и член стоит колом»

«Да-аа, наверное, им видней» – протянул я в растерянности. Затем один из них остаётся и говорит: «Ну, доктор, начинай с меня, только скажи, кеды какого размера надо было надеть, вдруг потом нога распухнет».

И потом ещё много лет вся питерская, московская и другая российская братва весьма уважительно относилась ко мне, считая меня профессионалом–садистом, любовно окрестив «мастером».

 наверх