12Публичность2Газетные статьи доктора Князькина

И стар и млад.

(архив статей )
13.03.2012
1

Однажды император Калигула загрустил и отправился на ночь глядя погулять по Риму, посмотреть, чем и как живет Вечный город, пообщаться с народом, причем инкогнито – как простой смертный.

Перепуганная стража отыскала небожителя поутру в полицейском участке, по-нашему говоря, в обезьяннике. Император находился в состоянии глубочайшей грусти и меланхолии, долгое время не мог прийти в себя, а когда пришел, боялся нос казать за ворота дворца без охраны и должного эпатажа.

А ведь его (Калигулу) в римском полицейском участке не били по почкам тупым предметом и не насиловали бутылкой из-под шампанского. Да что там участок?! Император пришел в ужас буквально от всего, что увидел: от грязных римских улиц, обилия пьяниц и разномастного сброда, от уличных проституток, совершенно не похожих на элитных блудниц, от стихийных рынков, мошенников, скоморохов… Это был явно не тот город и не тот народ, которым он (небожитель!) правил. Этот ужасный город было проще сжечь и построить новый, чем навести в нем хоть какой-то порядок… И великий Рим горел. Горел несколько раз. Подозреваю, императоры принимали в этом не последнее участие.

И вот ведь какое дело! Сменяются эпохи, общественно-экономические формации, великие империи сменяют друг друга, а суть остается прежней… Разве что на смену единственному небожителю приходят целые команды, легионы людей, каждый из которых нечто мнит о себе, но при этом ничего собой не представляет и понятия не имеет об истинном положении дел, о том, как живут люди и что им (людям) надо.

Современную элиту не посещают мысли, приклеив бороду, попробовать обратиться среди ночи в народную "истребительную" больницу, попытаться вызвать полицию или попасть в обезьянник самому, переночевать на вокзале в обычном зале ожидания, потолкаться в общественном транспорте, попробовать что-то продать на рынке или попросить милостыню, съездить из Москвы во Владивосток в плацкартном вагоне.

Основная беда России испокон веков была в непреодолимой пропасти между народом и властью. Русская элита ХVIII–ХIХ веков, которую нам теперь пытаются ставить в пример как эталон гуманизма и человеколюбия, до того ненавидела свой родной язык, что предпочитала разговаривать и учить детей на французском.

Орды шариковых, свергнувших русское дворянство, не унаследовали от князей и графьев ничего позитивного, но тысячекратно приумножили кастовое чванство.

Советский чиновник средней руки был доступнее для простого смертного, чем управленец новой России, жалобы не бродили по кругу, всякий раз упираясь в того, на кого они написаны, а бюрократические языковые аббревиатуры никогда еще не были столь изощренными и запутанными.

И еще ложь, дошедшая до такой степени "святости", что любой доктор, или педагог, или работяга, получающий на руки 10–12 тысяч рублей, начинает искренне верить в то, что он получает 40 тысяч, только потому, что так ему внушают по телевидению…

Понимает ли министр МВД, возмущенно вещающий о предательстве в рядах полиции, что таких "участков Дальних" у нас тысячи и люди испуганно обходят их стороной, что гражданин Паниковский был счастливым человеком, потому что даже при советской власти мог жить без паспорта, а не то что выйти в магазин и быть убитым теми, кто призван его охранять?



Князькин И.В.



наверх